Люди

«Собиралась на филологический, а стала нефтехимиком: создавать лабораторию оказалось куда интереснее!»

Автор

Анна Ковалева

Опубликовано

9 декабря 2022

Опубликовано

09 декабря 2022

В детстве Надежда жила в двух минутах от школы. Обычно такие везунчики по неведомым причинам опаздывают на занятия чаще других, но Надежда всегда приходила раньше всех. Училась на отлично, побеждала в олимпиадах и мечтала стать филологом: любовь к гуманитарным наукам привили родители, которые много читали. В десятом классе Надя заняла первое место в литературной олимпиаде по республике Саха, писала статьи в газеты, сказки, стихи, но продолжить путь гуманитария не удалось.

В выпускном классе Надежда переехала в Омск — «нефтяной» город, где техническая специальность была более востребованной, чем «лирическая». Была и другая причина: хотелось приносить реальную пользу коллективу, городу, стране, видеть результаты своего труда. Родители поддержали и помогли выбрать направление для учебы в вузе: все вместе остановились на химфаке. И не прогадали.

Надежда Шершень

начальник химико-аналитической лаборатории

Я химик, но могу работать хоть кем: лаборантом, технологом и начальником, конечно.

Первая вахта и романтика Арктики

Применять университетские знания Надежда поехала на месторождение нефти и газа в Томской области. Работа вахтовым методом, должность — лаборант третьего разряда. Лабораторию здесь построили давно, все процессы были отлажены, и Надежда быстро влилась в коллектив. Понятная рутина и стабильность дали ей возможность накопить первый опыт и окрепнуть в профессии нефтехимика, но не смогли удержать надолго.

Спустя пять лет любознательность и жажда новых открытий подтолкнули ее к смене места работы: Надежда отправилась на строящееся Восточно-Мессояхское месторождение в Арктике — самое северное нефтяное на континентальной части России.

Центральный пункт сбора нефти Восточно-Мессояхского месторождения

Крайний Север встретил суровым климатом: за полчаса солнце здесь сменялось дождем и шквалистым ветром, а потом снова как ни в чем не бывало возвращалось на небо. Зимой температура опускалась до минус 50, а летом атаковали полчища комаров. Но за капризной погодой Надежда разглядела родные пейзажи: тундру, реки, озера — все как в городе детства, Якутске. Посреди полярной безмятежности Надежде предстояло «построить» оснащенную передовым оборудованием химико-аналитическую лабораторию.

Спрашивала себя: «А я смогу?» Но в глубине души знала ответ: «Конечно!» Это же интересно — создавать химические лаборатории с нуля. Придумывать что-то новое, удобное — и сразу же применять на практике!

Помогла любовь работать руками: с оборудованием, колбами, реагентами. Помогла страсть — находить причины, новые решения, нужные результаты. Бессонные ночи и сплоченная командная работа дали свои плоды, лаборатория была построена, а месторождение торжественно запущено. Мечта Надежды приносить пользу общему делу, создавать что-то значимое и видеть результаты — осуществилась.

Разноцветная нефть «с характером»

Через полгода после приезда на Север Надежда впервые увидела непредсказуемую арктическую нефть. Для бывалого нефтяного химика всегда было загадкой, какие пробы принесут на этот раз: желтого, как газированный лимонад, оранжевого или изумрудно-зеленого цвета? У некоторых сортов цвет лучше виден на солнце. В помещении нефть может казаться черной, а если поднести колбу к свету, то станут заметны зеленые оттенки.

Нефтехимики занимаются анализом сырой нефти, определяют ее качество, а также разрабатывают способы ее переработки

На внешний вид нефти влияет состав: соотношение углеводородов и примесей. Для каждого месторождения эти пропорции свои, они зависят от глубины скважины и особенностей пласта. В зеленой нефти обычно много серы. В коричневой и черной — тяжелых углеводородов (асфальтенов, смол). Желтая, оранжевая и прозрачная содержат легкие фракции попутных нефтяных газов и газоконденсата.

Арктическая нефть удивила не только цветом. Она оказалась, как и условия Севера, тяжелой: не текла и даже не капала. «Как работать, что делать? Она же должна течь, а не плюхаться!» Надежде и коллегам в процессе работы приходилось подстраиваться, учиться и менять привычные алгоритмы.

«Работа с непокорной арктической нефтью изменила меня. Я искала подход к ней, а в итоге она нашла подход ко мне. В начале карьеры я была категоричной: «да» либо «нет» и никаких полутонов, но благодаря «мессояхской нефти» стала более податливой, лояльной и разносторонней». Надежда научилась разделять деловое и личное общение. Днем она начальник, вечером — друг. Для мотивации коллег создала доску почета, а для эмоциональной разгрузки ввела традицию по вечерам играть в настольные игры.

Надежда работает в мужском коллективе и умеет находить подход к сотрудникам лаборатории и месторождения

«Мужчины и женщины мыслят по-разному, и мне не стыдно просить помощи. Бывает, просто не обойтись без мужского взгляда, у них ведь совершенно по-другому работает мозг. Также и они просят нашего «химического» или девичьего совета», — рассуждает Надежда.

Начальник лаборатории верит, что в мужском коллективе необходимо выстроить уважительные и доверительные отношения. Тогда, совместными усилиями, любая проблема решится быстрее.

1
Haha
Haha
0
0
Love
Love
0
0
0
Читать также