Вокруг света

Приключения молодого нефтяника в Ханты-Мансийске: вахта, изменившая жизнь

Автор

Анна Послянова

Опубликовано

24 июля 2023

Опубликовано

24 июля 2023

«Ханты-Мансийск — город с суровым климатом, и я вряд ли смогу здесь жить». Так думал молодой парень Рафаэль Абдуллаев, когда ехал сюда поступать в вуз. Тогда он еще не знал, что через некоторое время этот город станет его домом, там он найдет интересную работу, свое призвание и любовь. И никакие минус 50 по Цельсию этому не помешают.

С геологией по жизни

Рафаэль родился в Узбекистане, и с самого детства его сопровождала геология: бабушка — геолог, дед — буровой мастер. Оба занимались добычей алюминиевой руды, поэтому их внук мог часто рассматривать домашнюю коллекцию уникальных минералов и с любопытством листал специальную литературу. Когда Рафаэль окончил четвертый класс, его семья перебралась в Омск.

Окончив школу, Рафаэль поступил в Югорский университет в Ханты-Мансийске на специальность «Нефтегазовое дело». То, что ученье свет, а неученье тьма, он интерпретировал буквально: был круглым отличником, занимал призовые места в научных конференциях и олимпиадах, окончил магистратуру Томского политеха по программе двойного диплома (одновременно двух вузов: российского и иностранного).

Выпускник Югорского университета Рафаэль на фото второй слева

Во время учебы Рафаэлю довелось не только познать, но и «пощупать» изучаемые предметы: он проходил практику на Приобском нефтяном месторождении. Неудивительно, что будущего выпускника захотели видеть в своих рядах сразу несколько крупных компаний, которые предложили ему работу и оплату магистратуры. Взвесив все условия, он выбрал лучший вариант и устроился в «Газпром нефть».

— Ханты (так местные называют Ханты-Мансийск. — Прим. ред.) — замечательный город, я сразу его полюбил: маленький, чистенький, современный  — как с открытки. Ни секунды не раздумывал над предложением работать на Приобском месторождении. Родители меня поддержали, — вспоминает Рафаэль. — Климат не испугал: я хоть и южанин, но много лет прожил в Омске — в Хантах обычно холоднее градусов на пять.

Не кнопка, а вилка

Рафаэль стал оператором по добыче нефти — полевым специалистом, который работает на месторождении. Новая работа поначалу у многих вызывает неуверенность, и, конечно же, он переживал: вдруг не получится, вдруг с первой в жизни работой не срастется?

Рафаэль Абдуллаев

руководитель направления по моделированию скважин

Большая часть моих коллег начинала с месторождения — с операторов, геологов. В нашей отрасли по-другому никак: тебе нужно знать всю производственную цепочку изнутри, чтобы понимать, как в современном мире добывают нефть.

Работать предстояло вахтами — месяц в полях, месяц дома. В вахтах есть своя романтика. С одной стороны, распорядок дня четко регламентирован: утренняя планерка, подготовка оборудования, выезд на объект и множество важных и интересных задач, с которыми начинающему оператору по добыче быстро помогли разобраться более опытные сотрудники. С другой — это большое количество времени для себя. Рафаэль вставал рано и сразу же отправлялся на пробежку, затем в спорткомплекс, построенный на месторождении специально для сотрудников. Вечером опять спортзал, ну а вишенкой на торте в буквальном смысле были вкуснейшие полезные завтраки, которыми кормили всех нефтяников совершенно бесплатно.

— У оператора на месторождении нет волшебной кнопки, которую нажал — и скважина готова. Зато есть вилка. Творческая, — объясняет Рафаэль. — Получая задание, оператор выходит на объект и сам придумывает, каким способом лучше его выполнить. Конечно, решения я согласовывал с руководством, без более опытных коллег никак. Хотя все трубопроводы, скважины и оборудование обвешаны датчиками, передающими данные в режиме онлайн, оператор на месторождении — это фактически глаза и руки его начальника. 

Вечерами после работы Рафаэль частенько забегал к геологам и технологам: расспрашивал из интереса, как все работает, и даже помогал им решить некоторые задачи. Справился он и с зимними холодами.

— У нас здесь до минус 50 зимой бывает. В сильные морозы в поле работаем только в неотложных случаях. Мне как-то довелось узнать, что такое минус 30 со снегопадом и ветром, но я почувствовал в этом лишь романтику. В теплой современной спецодежде ты уже не геройствуешь, как когда-то, да и термос с горячим чаем у меня всегда был с собой. Можно зайти на объект, отогреться и отдохнуть.

От Ханты-Мансийска до месторождения — всего час езды, но для экономии времени все вахты Рафаэль провел в общежитии.

— На Приобском нет никаких вагончиков, которыми всех пугают, — есть несколько зданий с уютными комнатами. Жил фактически в двушке, которую делил с еще тремя вахтовиками: в каждой комнате — по два человека. Соседи быстро стали друзьями, а в доброй обстановке месяц пролетал даже быстрее, чем этого хотелось. Все-таки вахта сближает лучше любого офиса.

Город молодых и амбициозных

Спустя год Рафаэль все же попал в офис: в центр управления добычей в Ханты-Мансийске, где стал руководителем направления по моделированию скважин. В этом сверкающем стеклянном здании он мечтал работать, как только впервые его увидел. Сначала стажировался в центре во время вахт, затем выигрывал на местном и общероссийском уровнях в корпоративном конкурсе «Лучший по профессии». В компании его заметили, и это открыло ему путь к повышению.

Центр управления добычей в Ханты-Мансийске

— Я не достиг бы всего этого без своих коллег: они поддерживали меня все это время, помогали готовиться к конкурсам и попадать на стажировки. Теперь я занимаюсь очень ответственными задачами: создаю цифровые модели скважин, актуализирую их, в общем, развиваю цифровые двойники. Например, по модели я могу просчитать, как конкретные операции в одной скважине отразятся на соседних.

Рабочий день Рафаэля с девяти утра, но в офис он приходит к полвосьмого. Привычка, да и на месторождении начинают трудиться в это время, поэтому он предпочитает быть всегда на связи. Весь день теперь состоит из созвонов, совещаний и удаленной работы с такими же операторами, каким еще недавно был он сам.

Периодически Рафаэль выезжает на месторождение, чтобы оценить обстановку лично. Он не любит сидеть на месте и признается, что скучает по вахте с ее особой романтикой и постоянной «движухой» на свежем воздухе. Впрочем, сейчас выездов много: Рафаэль теперь сам готовит операторов к конкурсу «Лучший по профессии».

Рафаэль переехал в Ханты-Мансийск. Несмотря на смену места жительства и загруженность, он не забыл ни о спорте, ни об обучении: он играет в футбол и волейбол и занимает первые места в научных конференциях.

— Есть мнение, что Ханты-Мансийск — город для пожилых, потому что Север, жизнь течет размеренно, ночных клубов не так много. Не верьте этому. Только в моем подразделении 80% сотрудников моложе 35 лет. Ханты для молодых, просто не тех, что клубятся днями напролет, а для тех, у кого есть амбиции и желание развиваться. Жить тут здорово: люди вежливые и добрые, здравоохранение на высоком уровне, дороги хорошие. Я тут на машине стал ездить, а не стоять в пробках!

Ханты-Мансийск находится на первом месте в рейтинге самых комфортных российских городов Крайнего Севера с численностью населения от 100 тысяч до одного миллиона человек, а ХМАО занимает третье место среди всех регионов страны по качеству медицинских услуг.

— С того самого первого дня, как оказался на вахте, я влюбился в удивительную природу этого края. В городе тоже полно развлечений: хоккейные арены, горнолыжка, биатлонная трасса, шахматная академия, катки, кинотеатры, музеи, выставки. Послушайте, даже концертный зал с органом есть! Одно из моих любимых мест — Музей геологии, нефти и газа: я каждый раз нахожу для себя тут что-то новое и удивительное.

Из окна офиса Рафаэля на восьмом этаже видна панорама города. Ханты отсюда как на ладони, и впечатления от них не изменились — изменился только сам Рафаэль. Здесь у него появились друзья, дом, хорошая интересная работа и… девушка. И это только начало!

4
Haha
Haha
0
1
Love
Love
1
3
0
Читать также
Нефтяники «Газпром нефти» на Чаяндинском месторождении

«Сегодня нет места инерционным сценариям развития нефтегазовой отрасли»

7 мин. чтения
Робот-химик и сотрудник лаборатории Восточно-Мессояхского месторождения

Как робот-химик попал на Крайний Север

4 мин. чтения

«Инвестиции в освоение трудноизвлекаемых запасов на малых и средних месторождениях позволят избежать дефицита ресурсов»

6 мин. чтения

Фестиваль энергетики, идей и изобретений: как «ЭнергоТехноФест» познакомил изобретателей с инвесторами

1 мин. чтения

«Возможностей для нефтяной отрасли много, потенциал для развития огромен»

3 мин. чтения

Суперспособности бактерий: от добычи нефти до приготовления пищи

2 мин. чтения

«Надо работать на перспективу, а перспектива — это трудноизвлекаемые запасы углеводородов»

6 мин. чтения

На «ЭнергоТехноФесте» показали самые продвинутые разработки для ТЭК

2 мин. чтения

Зачем строители зимних дорог «облизывают» тундру и как «закаляются» ледовые переправы

7 мин. чтения

В Петербурге разработали установку для очистки попутного нефтяного газа холодом

1 мин. чтения