Вокруг света

Арктическая олимпиада: как празднуют День оленевода коренные народы Севера. ФОТОГАЛЕРЕЯ

Автор

Анна Послянова

Опубликовано

20 апреля 2023

Опубликовано

20 апреля 2023

Арктика — сокровищница энергоресурсов, скрытых под вечной мерзлотой. Еще до того, как на Крайнем Севере стали искать и разрабатывать месторождения, эти земли были заселены людьми ненцами, хантами, селькупами и другими. Многие из них до сих пор являются кочевниками, а их образ жизни мало чем отличается от быта их прапрадедов.

В марте и апреле кочевые народы тундры отмечают День оленевода. Этот праздник важен не только для самих народов, но и для всей многонациональной культуры России, поэтому он активно поддерживается компаниями ТЭК, ведущими свою деятельность в этих краях. «Энергии+» выпала возможность побывать сразу в нескольких регионах Заполярья и увидеть все своими глазами.

Профессиональную дату оленеводы отмечают с 1950–1960-х годов — в это время в СССР активно учреждали красные даты календаря для разных специалистов, чтобы поддерживать «стахановский» дух и единство в профсоюзах. До этого оленеводы традиционно виделись весной с близкими и друг с другом, прежде чем снова уйти в тундру на кочевые трудовые будни. Праздник прижился в Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком автономных округах, на Таймыре и Камчатке, в Мурманской и Амурской областях и в других регионах. Общая численность домашних оленей в них превышает 1,5 миллиона голов. Центром оленеводства считается Ямал — там пасется свыше 500 тысяч северных оленей.

Вопреки названию, обычно праздник отмечают несколько дней подряд. Оленеводам нужно успеть провести деловые дискуссии, выставки народных ремесел, концерты и состязания. Структура Дня оленевода в регионах похожа, но есть нюансы. Они заметны даже на первый взгляд, ведь участники и зрители надевают национальные костюмы с разными орнаментами, да и называются элементы одежды у народов по-своему. Массовость торжества тоже отличается: одному поселку хватает площадки со сценой, а в другом ставят ряды гостевых чумов.

Неизменный гвоздь программы — гонки на оленях. Ненцы бороздят белую трассу на санях-нартах, запряженных тремя-пятью зверями, — это классический формат этнического «многоборья». Ханты и манси могут запрячь пару и практикуют снежный «серфинг»: «водитель» меняет нарты на лыжи. Чукчи и якуты могут и запрыгнуть на оленя верхом.

Снежные колесницы стартуют попарно: кто устоит на санях, финиширует первым и получит от нефтяников ценный приз, например снегоход. Трасса обычно круговая. Путь до победы — около двух километров. В роли возниц — опытные оленеводы и участники, которые берут зверей напрокат. Мужчины соревнуются с мужчинами, женщины — с женщинами. На оленей деление по половому признаку не распространяется — в одной упряжке могут бежать бык и важенка, читай самка.

На финише язык висит и у оленей, и у погонщиков: чтобы управлять упряжкой, со зверями общаются свистом и криком, вместо руля используют систему веревок, порой в ход идет хорей — длинная палка с круглым набалдашником из оленьего рога. Еще сложнее создать из домашних животных гоночную команду.

Юрий Лапсуй

специалист Восточно-Мессояхского месторождения по взаимодействию с коренным населением

Оленей, которые станут беговыми, отбирают, когда они еще молодые. Если олешка дерганый и резкий или, наоборот, вялый и ленивый, звездой гонок ему не стать.

По словам Юрия Лапсуя, в упряжку зверей подбирают по шагу и по характеру: один силен на передовой, другой хорош в качестве крайнего. Звери должны сработаться и слаженно бежать с одной скоростью. Такую команду мечты оленеводы собирают годами. В повседневных работах вроде таскания дров беговых оленей не задействуют — берегут и хотя бы раз в месяц тренируют.

Наряду с гонками в национальное многоборье у разных народов входят перетягивание палки, прыжки через нарты, метание аркана на точность. Во всех регионах, где празднуют День оленевода, проводят забеги на лыжах — этот вид «транспорта» помогает тундровикам и сегодня.

Впрочем, лыжи — вчерашний день. Чумы тоже многие кочевники ставят изредка и только летом, а круглый год живут во вместительных балках — квадратных домах на полозьях. На второй план отошла и езда на упряжках «в жизни»: оленеводы пересаживаются на снегоходы. «Для далеких расстояний можно запрячь хороших оленей — они преодолеют 50–100 километров даже в пургу, — добавляет Юрий Лапсуй. — Главное, давать олешкам отдышаться через каждые 10 километров: все-таки это живые существа, а не машины».